контакты

Исследования

Мероприятие

Журналы

Аналитика

Николай Палиенко, EVO: Никаких конкретных планов ни у Amazon, ни у Alibaba на Украину пока нет  

17.09.2018 в 15:10
Николай Палиенко, EVO: Никаких конкретных планов ни у Amazon, ни у Alibaba на Украину пока нет

Совладелец группы компаний EVO Николай Палиенко рассказал НВ Бизнес о том, какие изменения произойдут после объединения Rozetka и EVO, достигнит ли Украина уровня е-коммерции Китая, и как меняются шаблоны потребления.

– Насколько Украина удобная для развития электронной коммерции?

– Украина – логистически удобная страна. За один день можно доехать в любую точку. Можно торговать из любого города со всей страной без ограничений. Во многих странах c этим есть сложности: нужно в столице быть, чтобы торговать.

– Если говорить языком цифр, как развивалась электронная коммерция за последний год, за последнее полугодие?

– Рынок Украины растет на 20-30% в год, несмотря на все кризисы в последние несколько лет.  Но он отстает от лидеров, которыми являются сейчас Китай и Великобритания. В Китае почти 20% всего ритейла —  в онлайне. У нас по разным оценкам 3-4%. То есть мы отстаем в 5 раз. Но есть огромный потенциал и довольно быстрый рост.

– А как мы растем с точки зрения динамики? Динамика у нас выше, чем в Китае?

– Динамика похожая на китайскую, может, чуть ниже. Но они такими темпами растут уже очень долго и они намного раньше начали, чем мы.

 – Кто эти люди, которые используют эти сервисы? Малый, средний бизнес, крупный бизнес? Кто сейчас наиболее активен в этой сфере?

– Все осознали, что электронная коммерция – это один из форматов ритейла, который необходим, как новый канал продаж. Большие игроки присутствуют, как самостоятельно, так и на маркетплейсах. И очень много маленьких и средних игроков открыли для себя электронную коммерцию благодаря маркетплейсам, в т.ч. Prom.ua.

– 3-4% - это все же немного. Что мешает? Почему не развивается у нас электронная коммерция быстрее, чем сейчас?

– Очень сложно расти быстрее, чем на 20-30% в год. Но все равно придем к тому, что будет 20% и больше ритейла делаться в электронном виде. В Китае это произошло, в Великобритании это произошло. Грубо говоря, если где-то изобрели порох, то он распространится по всему миру. Если где-то технологии привели к тому, что 20% товаров продаются через интернет, значит это пользователям удобно и отстающие рынки будут стремиться к этим цифрам.

Тут скорее вопрос времени и инфраструктуры, которая должна подтянуться, развиться до состояния, чтобы на остальных рынках тоже это произошло.

Людям сложно поменять шаблоны потребления, но с каждым годом они все пробуют, начинают. Практически не осталось непокрытых электронной коммерцией областей.

В интернете можно найти большой выбор товаров намного дешевле. Покупатель не ограничен предложением того ритейлера, который есть в его городе, он может покупать у кого угодно в стране. Множество покупателей из небольших регионов

– Какой финансовый объем этого рынка?

– Несколько миллиардов долларов сейчас. Это десятки миллиардов гривен в год.

– Рынок растет только количественно или финансово?

– Количество транзакций растет быстрее, чем товарооборот. Это если в долларах считать. В гривне за счет инфляции плюс-минус то же самое получается.

– В долларах какой процент роста?

– На 10% меньше, чем в гривне.  

– Когда у вас возникла вообще идея создать площадку такой и почему?

– Мы начинали бизнес в 2008 году. В принципе, не было никаких инвестиций, поэтому, вкладывали свои деньги. Тогда мы создали торговую площадку для компаний, для бизнеса  Prom.ua . Тогда  для того, чтобы быть в интернете, вам нужно было потратить довольно много денег, несколько тысяч долларов: сделать сайт, платить за раскрутку и так далее. Мы снизили порог входа до сотен долларов, даже десятков долларов. И благодаря этому нашими клиентами довольно быстро стали десятки тысяч компаний, которым мы помогли выйти в интернет и начать продавать. То есть мы сделали для малого и среднего бизнеса Украины такую штуку – затянули их в интернет, снизив порог входа.

Со временем мы увидели, что на площадке стали продаваться потребительские товары, и потихонечку сами пользователи сделали нашу площадку потребительской. Мы стали потребительским брендом

– А когда вы говорите "мы", это кто? Сколько вас было людей, какие были начальные инвестиции?

– Мы – это наш продукт Prom.ua на то время. Изначально нас было трое, но довольно быстро стало порядка 100 человек.

– Я просто хочу себе представить эту картину. Три человека сидят где-то в комнате или на кухне и что-то программируют. Как оно было?

–  Всегда, когда ты начинаешь что-то новое и у тебя получается, это очень интересный период. Я полтора года работал по 16 часов в день.

– И что вы делали?

– Программировали. Делали продукт, делали Prom.ua, программировали. Потом обслуживали клиентов. Мы были всем: и поддержкой пользователей, и продажами, и так далее. Потом привлекли инвестиции от Naspers в 2009 году и начали расти.

– На каком этапе Naspers увидел, что вы серьезный проект, и захотел у вас инвестировать?

– Довольно рано это произошло. Тогда это был еще Allegro и у них был в Украине проект Aukro. Руководители этого проекта смотрели, кого еще можно проинвестировать в стране. А пользователи Aukro очень часто вспоминали нас. В принципе мы довольно быстро с ними договорились, чтобы привлечь инвестиции.

– Вы говорили, что вы начали с В2В сегмента. А потом увидели, что это не совсем то, что позволяет быстро развиваться. Это была ошибка или как вы думаете?

– Для старта это было очень хорошо. Мы просто думали, что В2В большой. А оказалось, что потребительский сегмент намного больше.

– Видимо, по деньгам больше?

– Они плюс-минус одинаковые по деньгам, но маржинальность в B2C намного выше. В B2C люди намного больше тратят на маркетинг, а в В2В маркетинг немножко другой.

Потребительский маркетинг намного больше. Рынок потребительской рекламы больше. И поэтому иметь долю этого рынка намного перспективнее, чем долю от рынка В2В рекламы. Категории были как потребительские, так и бизнесовые. Причем в потребительских категориях мы думали, что будет оптовая торговля. Там она и есть, но в основном это розница. В какой-то момент мы поняли, что большая половина нашего бизнеса – это уже потребительский бизнес и смирились.

– На каком этапе ваша компания начала добавлять эти сервисы, обрастать другими компаниями?

– Где-то года три назад захотели что-то новое сделать в услугах. Дело в том, что наш формат в услугах был не очень хороший. И тут познакомились с ребятами из Kabanchik.ua. В принципе это привело к тому, что мы их приобрели. Они были на начальном этапе, но у них был именно тот продукт, который мы хотели сделать в услугах. То есть, вы размещаете заявку, а мастера соревнуются за то, чтобы удовлетворить ваш заказ.

– Когда ваша компания начала быть прибыльной?

– Всю свою жизнь мы находимся в районе операционного нуля. В принципе, мы сейчас прибыльные. Это регулируемая вещь. Наша модель довольно быстро может стать окупаемой.

– Насколько быстро?

– Несколько лет. На третьем году мы уже были…

– Затраты невысокие?

– Все зависит от стратегии. Можно больше инвестировать и быстрее расти, а можно меньше инвестировать, быть более прибыльными, но меньше расти. Мы выбирали какой-то средний вариант, то зарабатывали, то реинвестировали и росли.

– Почему вообще возникла идея слияния Rozetka и вашей компанией?

– У нас порядка 3-4% объем ритейла, а нужно его сделать 20% и больше. Чтобы расти быстрее, нам нужно улучшать сервис быстрее, чем мы это делаем сейчас. А для того, чтобы улучшать сервис, нужно инвестировать в инфраструктуру. Это может сделать только крупный игрок. По сути, этой сделкой мы повышаем скорость эволюции украинской электронной коммерции.

– Журнал Новое Время назвал вас "электронным гигантом, который расправил плечи". Как вы относитесь к такой фразе?

– В электронном мире по украинским меркам мы являемся гигантом локального рынка. Но если посмотреть на объем всего ритейла, то мы очень маленькие. Наш весь товарооборот сильно меньше, чем товарооборот крупнейших ритейлеров Украины.

– Чего вы ожидаете от сотрудничества с Rozetka? Что изменится?

– Сможем делать больше крутых сервисов на существенно большей клиентской базе.

– Вы как-то сидели и думали: нам не хватает этого. Если бы у нас было что-то как в Rozetka, то мы бы тогда вообще полетели. Были такие рассуждения?

– Всегда хотелось сделать интернет-магазин, потому что у нас нет магазина. Точно так же, как Rozetka всегда хотела сделать маркетплейс. Они, в принципе, это сделали. В какой-то момент мы поняли, что для того, чтобы сделать электронный магазин, нужно еще 10 лет. Это абсолютно другой бизнес и лучше поискать синергию с каким-то игроком.

– Rozetka - это действительно гигант электронной коммерции в Украине? Вы не боитесь, что вы просто потеряетесь в этой синергии?

– Товарооборот Rozetka и товарооборот Prom сравнимы. Rozetka продается сама, а Prom продает товары третьих игроков. То есть мы сопоставимые игроки.

– А как будут разделяться полномочия? Кто будет главный?

– В своей части – мы будем главные, в части Розетки - Владислав. Еще будет борд, который будет управлять объединенной компанией.

– Naspers сейчас уже нет среди акционеров, насколько я понимаю?

– Еще сделка не прошла все утверждения, то есть она еще не завершилась. Поэтому об этом говорить еще рано.

– Когда она завершится, очевидно, что ее не будет?

– Если она завершится – да.

– То есть это будет чисто украинская компания?

– Еще есть инвестиционный фонд Horizon, но, да, это будет практически полностью украинская компания.

– А компания Naspers каким образом влияла? Это были просто деньги или они принимали участие в стратегии и развитии?

– Они помогали нам тем, что давали нам более широкий взгляд на электронную коммерцию. У них очень хорошая программа, они делают ежегодные очень крутые конференции для своих компаний. Они приезжают на какой-то рынок, очень сильно его изучают, местные игроки показывают, что там происходит. Это бесценный опыт.

В операционную деятельность они не вмешивались. Стратегически мы с ними советовались.

– А кто же будет выполнять эту роль сейчас? Как вы будете получать этот мировой опыт? Как вам не потеряться в украинском маленьком рынке?

– У нас уже есть какие-то привычки выработанные, какие-то связи есть. Плюс, Horizon будет помогать. Всегда нужен кто-то внешний, кто тебя будет выдергивать из твоего мира и задавать мудрые вопросы.

– А какую роль могут играть такие украинские игроки? Все же по мировым масштабам это небольшие игроки. Или они не затеряются среди eBay, Amazon?

– И да, и нет. В e-commerce в каждой стране есть локальные крупные игроки. Но они находятся под давлением глобальных игроков. Потому что те же маркетплейсы есть в соцсетях. Google – это тоже, по сути, маркетплейс. У нас очень много глобальных конкурентов, у которых тоже огромная доля рынка и они имеют огромный вес. Но всегда в любой стране есть локальный игрок, который знает этот рынок, который делает продукт специфическим для этого рынка и обычно он хорошо себя там чувствует и хорошо развивается. Пока какого-то тренда, что глобальные игроки полностью доминируют в каких-то странах, нет.

 

– Многие бизнесмены говорят: я торгую на eBay, я все свои транзакции, даже из Украины, все через eBay делаю. И таких людей много. Почему они выбирают eBay, а не выбирают вашу площадку?

– Они выбирают и то, и другое на самом деле. Если хотите торговать в Украине, тогда торгуете на украинских маркетплейсах. Если хотите торговать со всем миром, тогда торгуете на eBay. Торговать из Украины с Украиной через eBay –  не самый лучший вариант.

– А есть в ваших планах выходить на международный рынок? Или у вас планы предоставить возможность украинским предпринимателям что-то делать на внешних рынках?

– Мы это уже делаем в Казахстане и Беларуси. Таких каких-то четких планов у нас нет. Мы постоянно исследуем эту возможность.

– Те, кто наблюдает за этим соглашением, они говорят: возможно, они сейчас объединились для того, чтобы быть более интересными для Amazon или еще для кого-то, чтобы продаться со временем. Что вы думаете по этому поводу?

–  Я думаю, что никаких конкретных планов ни у Amazon, ни у Alibaba на Украину нет. Более того, мы видим, где сейчас происходят основные столкновения этих гигантов – это Юго-Восточная Азия. Потому что там население растет, а в Украине не растет. Они в основном концентрируются сейчас там. Украина – слишком маленький рынок для гигантов.

– Как изменится ваш бизнес и бизнес Rozetka после объединения?

– Быстрых изменений не будет, так как мы будем дальше работать над тем, чтобы улучшать сервис, и делать какие-то общие проекты.

– Многие люди сейчас переходят на мобильные устройства и для них мобильный телефон - это главное. Даже кое-кто не имеет и компьютеров. Насколько сейчас мобильные устройства растут в использовании вашего сервиса?

– По некоторым сервисам уже больше половины транзакций происходят с мобильных телефонов. Рекордсмен в этом Shafa.ua, она практически полностью мобильная. Сейчас выпустили мобильное приложение.

– Какова ваша оценка сектора торговли через смартфоны и различные такие устройства?

– Она уже заметна. В Китае уже 70%, 80% всего происходит через мобильные телефоны. У нас это вопрос нескольких лет. Мобильная стратегия является основной для развития. В первую очередь начинаем переориентироваться, то есть смотрим, как удовлетворяем мобильного пользователя. Потому что вот-вот там будет больше половины или уже половина товарооборота и наших доходов.

– К чему вы хотите привести свою компанию через 5 лет, 10 лет? Есть такой план? Или вы просто развиваетесь как получится?

– Хотим стать неотъемлемой частью жизни каждого украинца. Чтобы нашими продуктами каждый день пользовались и они делали  жизнь людей проще.

– Зачем каждому украинцу ваша компания?

– Каждый украинец хочет покупать что-то. Хочет решать какие-то вещи с помощью технологий. В Украине есть такие бренды, которые уже являются неотъемлемой частью жизни каждого украинца. И мы хотим тоже таким стать с прицелом на торговлю.

Источник – All Retail
Распечатать